Immer Wieder was Neues!
Nina Baidyukova
Alexey Kondrashin
Alexandr Borodin
Cornucopia
Benedict Cumberbatch
Rayna Fahey
Zwoelf Graezer Walzer
Happy Birthday Cindy
Happy Valentines Hunie
Happy Birthday Irene
Happy Birthday Hunie
Gräzer Walzer
Gräzer Walzer 2
Friederike Reitzenstein
Irene's Waltz
Sei mir Gegruesst
Joyful Waltz
Brent Lucanus
Horst Ludwig Reitzenstein
Christine Reitzenstein

Lieder


Die Forelle
Kennst du das land
An Mignon


Karl Fitzgerald
Nyamburas Gesang
Neroli Duffy



Deutsche Taenze


Sechzehn Deutsche Tänze und Zwei Eccosaisen
Zwölf Deutsche Tänze
Laendler
Irene's Ecossaise


Eternal Soul
Improvisations
Interchange
Genealogy

Walzer

Anselm Huettenbrenner
Amy's Waltz
Autumn Waltz
Birthday Waltz
Cindy's Waltz
Cristina's Waltz
Cristina's Song
Jane's Waltz
Festive Waltz
Geburtstags Walzer
Kuan Yin's Song
Liebes Walzer
Litany
Maureen's Waltz
Margarets Waltz
Melancholy Waltz
New Year's Waltz
Nyambura's Waltz
Prayer for Kenya
Regal Menuet
Valentines Waltz
Viennese Dance
Viennese Waltz

Deutsche Tänze

Feierlicher Tanz
Geburtstags Deutsche
Hafez al Assad
I Love You Hunie
Tanz Des Sommers
Nostalgischer Tanz
My Dancing Shoes

Mass in G
Kyrie
Gloria

Sonata Form
Benjamin Fulford
Karen Hudes

Past Lives
Friends of Franz Schubert

В глазах Запада Россия делает много плохого. Это вмешивается в выборы. Он отравляет людей на чужбине. Он грубо борется за свободу слова и демократические ценности. Но, по словам одного из западных экономистов, он также может иметь самое ответственное экономическое управление в мире. Мартин Гилман провел 24 года в Международный валютный фонд, его фонда в России до, во время и послеопределение кризиса конца 1990-х — это девальвация и дефолт, что потрясло весь мир. С 2005 года является профессором экономики в Высшей школе экономики Москвы и наблюдателем за политикой правительства. Я говорил с Гилманом об экономических вызовах, с которыми сталкивается сегодня Россия, и о способности ее лидеров их решать. Вот отредактированная версия нашего разговора. Марк Уайтхаус: у тебя место в первом ряду для российского дефолта и девальвации в 1998 году. Отчасти это произошло потому, что у страны были большие долги, слабая бюджетная дисциплина и политическая приверженность сохранению курса рубля по отношению к доллару. Чем отличается сегодня Российский экономический менеджмент от того, чем он был тогда? Мартин Гилман: это намного лучше, в основном потому, что очень многие люди сейчас испытали, что кризис. Например, Глава Центрального банка Эльвира Набиуллина была заместителем министра экономики. Алексей Кудрин, близкий советник Путина и председатель Счетной палаты [Российская версия управления подотчетности правительства США], был заместителем министра финансов. Герман Греф, главный исполнительный директор контролируемого государством Сбербанка, был заместителем министра государственного имущества. Эти люди хотят убедиться, что это никогда не повторится на их глазах.До тех пор, пока эта экономическая команда отвечает, в России не будет еще одного долгового кризиса. Они действительно принесли домой урок этого кризиса. Рассмотрим нефтяной шок 2014 и 2015 годов. Поскольку цена упала более чем на 50 процентов, Центральный банк защитил свои валютные резервы, разрешив падение курса рубля по отношению к доллару-политически, очень смелый шаг. И у них был стабилизационный фонд, который изолирует экономику от нефтяного рынка, отбирая избыточные доходы, когда цены высоки, и оказывая поддержку, когда цены низки. В 2004 году, когда Кудрин впервые предложил стабилизационный фонд по норвежской модели, МВФ не советовал этого делать. Мы полагали, что с точки зрения управления, прозрачности и коррупции Россия была ближе к Нигерии, чем Норвегия, поэтому первоочередной задачей было создание институтов, прежде чем пытаться стать Норвегией. И, клянусь Богом, Кудрин доказал, что мы не правы. Теперь, когда Набиуллина идет на собрания управляющих центральных банков в Базеле, она одна проповедует православие. Почти все центральные банки имеют либо отрицательные процентные ставки, очень низкие процентные ставки, либо какое-то экстраординарное денежное размещение, и здесь у Вас Центральный Банк России с самыми высокими реальными процентными ставками в "большой двадцатке". Они преследуют то, что МВФ назвал бы классической обычной политикой. МВт: рост в последнее время был значительно медленнее, чем то, что испытала Россия в 2000-е годы, и экономисты не ожидают, что это будет намного лучше в ближайшие несколько лет. В то же время Путин и его советники разработали амбициозные планы, чтобы сделать все, начиная от превращения России в одну из пяти крупнейших экономик мира, чтобы увеличить продолжительность жизни на шесть лет. Имеют ли эти планы какое-либо отношение к тому, что может произойти на самом деле? Если нет, то какова их цель? Мг: это хорошо иметь цель. В то время как очень амбициозный, нереалистичный и, вероятно, не поддающийся оценке с институциональной точки зрения, он все еще посылает очень сильный сигнал правительству, что это то, что мы ожидаем от всех — мы не должны терпеть коррупцию, мы должны поощрять продуктивные частные инвестиции. Министры знают, что если их результаты не соответствуют этим целям, они рискуют быть уволенными. Что касается роста, то Россия-это старая Индустриальная экономика. Это не одно из тех мест, где у вас много крестьян, приходящих в основную рабочую силу. Вы не можете ожидать, что он будет расти очень высокими реальными темпами, особенно учитывая, что он застрял в мировой экономике, где никто не растет значительно. Но в сторону важно: будущее неизвестно. Что, если инвесторы проснутся к финансовой расточительности США и других западных стран, где государственные долги достигают исторических высот, а бюджетная дисциплина не велика? Кто после аварии будет хорошо выглядеть? Можно ли назвать одну страну "Большой двадцатки" с почти нулевым долгом, положительными реальными процентными ставками, гибким обменным курсом, значительными валютными резервами и очень благоразумной макроэкономической политикой? МВт: вот это странное противопоставление российского хозяйственного управления. С одной стороны, у вас очень разумная финансовая политика, например, повышение пенсионного возраста и налога на добавленную стоимость, а также накопление денег при высоких ценах на нефть. С другой стороны, вы видите, что люди, близкие к Путину, очень богаты на государственные контракты. Не подрывает ли последнее первое? Мг: многие люди говорят, что пока мы не очистим наши институты, есть полная прозрачность государственных расходов и искоренению коррупции, нет смысла пытаться делать такие вещи, как пенсионная реформа. Я думаю, контраргумент заключается в том, что мы должны начать там, где мы есть, а не там, где мы хотели бы быть. Повышение пенсионного возраста имеет решающее значение. Предполагая, что эти люди достаточно здоровы, чтобы оставаться в рабочей силе и могут получить рабочие места, которые платят достаточно, это будет иметь большое значение для решения демографических проблем России. Но если Вы не имеете дела с институциональной реформой в то же время, это может сделать людей еще более циничными, чем сейчас. Поэтому приятно видеть Алексея Кудрина в Счетной палате. Из-за его тесных отношений с президентом, он должен быть в состоянии копаться во всем, что он хочет. И ему лучше добиться результатов, потому что часы приближаются к следующим президентским выборам в 2024 году. Правительство должно показать, что оно может ограничить коррупцию. МВт: в какой степени путинской политики холдинга России? Он продемонстрировал, что права собственности и личные свободы нарушаются-и это отношение пронизывает бюрократию. Захотят ли лучшие и яркие люди остаться в стране, где они не могут свободно говорить или выбирать своих лидеров? Как может процветать предпринимательство и инвестиции в стране, где все, что люди строят, может быть украдено коррумпированными чиновниками? Мг: они не. Моя русская жена использует Рождество примере дерева. Россия является крупным импортером елок, хотя и имеет огромные леса. Почему? Нужно семь-восемь лет, чтобы вырастить хорошего. Никто не хочет рисковать тем, что через семь или восемь лет они все еще смогут собирать деревья и получать прибыль. Было бы хорошо, если бы Россия могла сделать что — то вроде того, что [бывший президент] Михаил Саакашвили сделал в Грузии-просто уволить всех ГАИ и начать все сначала. Но в такой большой стране, как Россия, это может быть довольно хаотично. Мы не можем рисковать. Я до сих пор помню, что Путин сказал нам, когда мы в МВФ пытались заставить его пройти через большой пакет реформ законодательства в его первый срок. Он сказал, что один из уроков, которые он извлек из ошибок своих предшественников, заключается в том, что Вы не можете сделать все сразу. Если вы попытаетесь пойти против всех этих корыстных интересов одновременно, они будут биться против вас. Может быть, лучше делать одну вещь за раз. Мы больше не видим больших реформ, и мы никогда не увидим. Реформа-грязное слово в России, оно связано с хаосом 1990-х годов. Но происходят небольшие реформы-в рабочей силе, онлайн-правительстве, налоговых платежах, взяточничестве полиции. Первый заместитель руководителя администрации Путина Сергей Кириенко создает революцию с точки зрения регионального управления. У молодых губернаторов, которые приезжают, фактически есть KPI [ключевые показатели эффективности]. Они хотят все очистить, и их Ключевые показатели соответствуют этому. Это действительно замечательно в такой стране, как Россия. Есть реальные улучшения. Несмотря на всю плохую прессу, Россия сейчас занимает 35-е место из 190 в рейтинге Doing Business Всемирного банка. В 2010 году было 124.

Вальс Алексея Фрэнка Рейценштейна

(Alexey's Waltz by Frank Reitzenstein - Graezer Walzer No 8)

Алексей Кондрашин

Калина

Powered by Interchange

Admin

Portions copyright 2002-2018 Interchange Development Group, freely redistributable under GPL

phone (xs) tablet (sm) desktop (md) large desktop (lg)